Россия, Москва
+7-916-6033233
mail@class-n.ru

Кто виноват или опять эти санкции

Психолог, клинический психолог, нейропсихолог, кинезиолог

В мире много стран, из них несколько считают себя главными, потому что у них есть свои армии, флот, ядерные чемоданчики, космические структуры или что-то подобное, чего нет у других стран. Поэтому эти несколько стран позволяют себе объединяться в разные советы, группы, альянсы, ассоциации. Поэтому же эти страны позволяют себе «править миром», с виду по договоренности, а по факту, манипулируя интересами других стран и превращая их в потребителей своей продукции.

Весь мир так или иначе уже увяз в клубке экономических взаимоотношений. Причем, эти взаимоотношения, в первую очередь, нужны крупным предпринимателям, потому что бесплатных добываемых ресурсов (нефть, газ, рыба, лес) или производимой продукции (техника, авто, гаджеты и пр) много, а если продавать их только своим согражданам, прибыли маловато. Туризм и обслуживание туристов приносит также большой доход. Поэтому мировой рынок важен и нужен, как раз, прежде всего обычным гражданам, как правительства обычно объясняют им. Это же они, обычные граждане, чаще всего летают самолетами в разные страны, меняют машины, телефоны и технику.

Отсюда уже видно, пожалуй, кому в России повредят мировые санкции в виде заморозки иностранных счетов, отказа от покупки нашего газа или прекращения поставок техники. Санкции в виде вывода России из управляющих советов также коснутся только амбиций правящей элиты – ну как же, нас теперь не спросят, что мы думаем по поводу того или иного мирового события. Куда девать армию международных экспертов, экономистов, дипломатов, банкиров?

При этом, складывается впечатление, что мир или не знает, что такое санкции, или он не знает, как можно повлиять на сложившуюся обстановку по-другому.

Между тем, санкции – это наказание, адекватное проступку, призванное не просто ткнуть носом в содеянное, обвинить  или пригрозить, а побудить человека отказаться от последующих аналогичных проступков, причем, добровольно. Если ты сломал дверь, адекватная санкция — самому починить ее. Если ты разбил чужую машину – оплати ремонт или купи новую. Если ребенок не сделал уроки, предложение не пускать его гулять или отобрать у него телефон – НЕ САНКЦИЯ! Потому что она приведет ребенка к истерике, к агрессии, ведь «отбирание» или «непускание» — это ограничение свободы, но никак не исправление его поступка им же самим по доброй воле, да еще так, что впредь он всегда будет делать уроки.

Получается, сегодняшние мировые санкции сродни отбиранию телефона у избалованных амбициозных русских мажоров, не желающих учить уроки.

Адекватная мировая санкция агрессору – не отпор, не обвинение, не отбирание у него денег и не отказ от частичного экономического сотрудничества. Это – полный бойкот всеми странами, как будто этой страны больше вообще ни для кого нет! Именно – полный, всеми, во всем, без упоминания какой она была, без воспоминания о ней, без желания плюнуть ей за ее границу, без желания захвата ее территории. Единственная адекватная санкция агрессору – признать его ИЗГОЕМ. Возможно это? Нет, конечно. Даже если выстроить стены вокруг этой страны, придется за ней наблюдать, чтобы она не нарушала этих границ, а это противоречит условию – забыть о ее существовании.

Почему так, объяснить проще простого. Потому что все, что есть в мире, на планете, во вселенной – единый организм, созданный Вселенной, а у нее не бывает ошибок. Что внизу, то и наверху, что внутри, то и снаружи. Если мы в своем организме станем бойкотировать какой-то орган (например, желудок) — погибнет вся система и на этот случай у организма есть свои антибойкотирующие методы (например, голод или страх умереть). Так и везде и во всем.

Людям только кажется, что все, что они делают – они делают автономно и независимо ни от кого. На самом деле, все, что происходит – происходит по закону гомеостаза и обратной связи, как в любой системе. Если здесь аукнулось – там откликнется. Если опустилось давление, организм включит механизмы его повышения и наоборот.

Грубо говоря, если в организме назрел нарыв, туда устремятся лейкоциты, и никто их не спросит, чего это вдруг они пошли вскрывать нарыв. По аналогии, если в стране накопилось много агрессии (это уже про уровень эмоций, пороков, психологических состояний) – появится богатырь, который с этими пороками будет сражаться.

А вот тут — новый поворот.

В любой ситуации — с физиологическим нарывом или социальным  — важно, на самом деле, не уничтожение нарыва! А нахождение ПРИЧИН, почему этот нарыв появился и устранение этих причин!

Нарыв не появляется «просто так»: по ошибке, в результате случайной мутации или просто по глупости. Там уже давно идет воспаление. А воспаление — что в теле человека, что в целом мировом организме не может появиться локально и независимо от других органов и систем. Это всегда ОДИН организм. Если нарыв удалить – НИЧЕГО глобально не поменяется. Потому что «всех не перевешаете!» — мое поколение про это точно слышало. Если воспаление лечить обещаниями, санкциями или помощью — НИЧЕГО глобально не поменяется. А вот если отойти на шаг назад и посмотреть издалека, да попристальнее, да не на них, а на себя…

Тогда можно увидеть, что мы ВСЕ ОДИНАКОВЫ – Россия, Украина, Америка, Англия, нынешняя Германия и фашистская Германия и все остальные, кто хоть раз, хоть когда-то участвовал в военных операциях! У каждого в истории его страны были периоды страха, стыда и позора, потому что каждый был на месте оккупантов и каждый был на месте оккупируемых. У каждого оккупанта всегда при этом было свое объяснение, почему он это делает. Каждый оккупируемый, в свою очередь, пытался в отчаянии и ненависти достучаться до совести и справедливости. Мы все знаем, как захватывать, как бороться, как подавлять сопротивление, как ненавидеть.

Почему мы ВСЕ не можем это признать сейчас? Почему мы нападаем на ОДНУ Россию так, как будто это она мировой новатор в агрессии? Она ТАК ПОСТУПАЕТ!!! Как никто! Никогда! Не поступал! Никто же не был больше фашистами – ни колонизаторы, ни бендеровцы, ни рабовладельцы. Никто же не убивал коренное население, не грабил, не захватывал острова или целый континент.

А ведь, получается, эти уроки истории не усвоены. Никем, ни одной страной. Поэтому причины воспаления даже никто и не искал никогда. Мы всегда или больные, аппендиксы которых надо «резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонитов!» или  хирурги, которые делают эту «военную операцию», «спасая» человечество от болячки. Я уж не говорю о том, что всегда были и те, кто наживался и наживается на таких «операциях».

Почему надо силой своего оружия разоружать другую страну? Может, проще не производить оружие? Нет, не проще – страшнее — как говорится, «а вдруг война»? Но тогда будьте готовы к тому, что не только вам страшно — страшно всем, и они тоже будут вооружаться.

Почему можно зайти на территорию другой страны, если она не приглашала? Может, проще уважать любые границы? Нет, не проще – там, по моему мнению, надо навести порядок, а у меня как раз есть танки! Но тогда будьте готовы, что ваши границы тоже будут нарушаться и не только упреками, санкциями и оскорблениями.

Почему можно все время требовать чего-то от кого-то? Может проще требовать от себя? Нет, не проще, с чего бы, мы-то тут причем? Но тогда уж будьте готовы и к тому, что и от вас что-то могут потребовать.

Ну и что в итоге?

Ведем себя все одинаково: когда хотим – дружим (дарим, помогаем, защищаем), когда хотим – деремся (отбираем, нападаем, оскорбляем). Взрослых в этом нашем мире сейчас НЕТ от слова совсем. Есть старшие дети, есть младшие, совсем глупые и не очень, есть сильнее и есть слабее, есть те, которые могут стукнуть сами и честно, а есть те, которые прячутся и науськивают других. Но все – дети. Как в повести Сергея Михалкова «Праздник непослушания», только нам хуже. У них взрослые исчезали на время и вернулись, у нас можно только самим стать взрослыми.

Это значит, что каждый ребенок, который решил стать взрослым, должен стать лично ответственным только лично за себя — за свои мысли, эмоции и поступки. И научиться спрашивать, в первую очередь, с себя. В любом случае и в любой ситуации. Не винить себя и не отвечать за других, а спрашивать с себя и отвечать за себя. Соответственно, вопрос или ответ должен иметь подлежащее «я», а не «они» или «вы».

Если вопросы будут звучать к себе, многое будет гораздо понятнее:

— Почему меня волнует вторжение России в Украину? Потому что «мне страшно за украинцев»? Нет, мне страшно за себя, не дай бог оказаться на их месте!

— Почему я бегу из Украины, «хоть и не хочу»? Потому что, на самом деле, хочу, иначе меня бы тащили.

— Почему я требую от русских стыдиться, что их страна напала на мою? Потому что я не хочу признавать себя неудачником, живущим в той стране, на которую можно напасть, и мне стыдно быть неудачником.

— Почему мне стыдно, что моя страна напала на Украину? Потому что на меня повесили вину и ответственность (битый небитого везет!), а я теперь чувствую вину и я, действительно, лох, и мне стыдно, что это я – лох, хотя бы потому, что я никогда плохого слова не сказал про Украину, а украинцы – хорошего про Россию. Ну, явно, это я – лошара, да еще отказываюсь от Родины! Предатель! Стыдоба!

Тут надо пояснить еще такой момент. Общение  всегда сопровождают эмоции. Любое общение, на любом уровне, любыми средствами. Есть такая закономерность — при общении у контактирующих субъектов возникают  одинаковые эмоции, причем одинаковые по знаку и силе. То есть, если вы рядом с кем-то чувствуете страх – будьте уверены, он тоже чувствует такой же страх! Если вы чувствуете стыд – ваш оппонент тоже чувствует такой же стыд. Если при этом вы возьмете ответственность ЗА оппонента, то есть будете переживать ЗА него и не отвечать только за себя – вы начнете чувствовать и свой стыд (или страх или другую эмоцию) и его, что усилит ваши и уменьшит его ощущения.

А что же делать-то? Все кричат, правда, опять про других: «овцы», «8 лет сидите на жопе ровно» и т.п., но никто не знает, что делать, если встать). Потому что мало кто из этих крикунов знает даже, что делать, если собственный ребенок не хочет учиться.

А ответ так же прост, как и трудновыполним.

Единственная санкция при невыученных уроках – двойка) Просто двойка и ничего больше.

Но! Есть ряд не просто важных, но необходимых условий: учитель и родители идут на это, уважая и ученика, и его решение – да, это твое право не учиться, остаться таким неучем, как есть и не нудят при каждом удобном случае, чтО из него в итоге получится; там должно быть смирение и учителей, и родителей, что ТАК МОЖЕТ БЫТЬ действительно; там должна быть полная свобода ребенка, при которой он сам поймет, к чему это ведет; а самое главное для этого должна быть ЛИЧНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ребенка, которая даст ему возможность понять, что учеба нужна ему самому, и он сам отвечает за свою жизнь.

Все эти условия возможны и выполнимы. Но – самое интересное – получается, что ребенок не хочет учиться (И ВЗРОСЛЕТЬ!) как раз потому, что ему не хватает уважения, смирения, свободы и личной ответственности…

Кто виноват?) И что делать?))

Добавить комментарий